Профессор В.Палей


Банда


Басмачи

Памир

Нам надо было идти на Памир, и мы послали в Алай киргизов с поручением передать всем, чтобы нас не боялись, потому что хотя мы и идем с отрядом, но намерения у нас мирные и никого из бывших басмачей карать мы не собираемся...

links

ОРГАНИЗАЦИЯ ТКЭ Но прежде чём приступить к описанию двух моих первых памирских путешествий, в которых было много событий, не­обычных и неожиданных, я расскажу о том, как была орга­низована ТКЭ.

К началу полевой работы была создана и третья исходная база, в городе ПендЖйкенте — для отрядов, направлявшихся в Кухистане верховья Зеравшана, на Ягноб, в ущелья Туркестанского, ГиссарскоГО и Зеравшанского хребтов. Здесь вся организационная работа была поручена местному гидро­метеорологическому комитету.

Кроме этих исходных баз, было организовано Множество полевых баз в горных кишлаках, На пограничных заставах, а иногда и просто в безлюдных местах у пастбищных площа­док и у берегов рек. Сюда заблаговременно забрасывались мука, фураж, рис и другие тяжелые грузы.

К Маю важнейшая часть всей организационной работы в Москве" и на базах была закончена; Последний месяц...

В специальном постановлении Совнаркома СССР о Тад­жикской комплексной экспедиции, признававшем за экспеди­цией всесоюзное значение и устанавливавшем основные на­правления ее работы, был пункт, которым Управление автомобильной промышленности обязывалось выделить экс­педиции шесть полуторатонных автомашин.

Мысли об автомобильном транспорте мучили нас перед тем долгое время. Можно или нет организовать на Памире автомобильные перевозки? Единственный автомобильный тракт Ош — Хорог еще только начинал строиться. Некоторые специалисты утверждали, что попытка пустить на Памир — на высокогорный Памир — автомобили, в лучшем случае, легкомысленна; что все машины, бесспорно, будут погублены и вообще не дойдут до Памира, потому что разве мыслимо одолеть огромные памирские перевалы, бешеные памирские реки, узкие каменистые ущелья и многие другие препятствия?

Первое время руководство экспедиции колебалось. Геолог Юдин и я были, однако, ярыми сторонниками участия в экспе­диции автомобильного транспорта. У нас были веские осно­вания. В 1931 году мы вышли из Оша на Памир вместе с ка­раваном Памирского погранотряда, которому тогда пред­стояло поставить на Памире заставы там, где их прежде не было, и закрыть государственную границу. Начальник Па­мирского погранотряда, приняв поданную нами идею, рискнул взять на Памир две грузовые автомашины. Решили, что они пойдут самоходом до тех пор, пока неодолимые пре­пятствия не заставят разобрать машины и погрузить их на верблюдов. Превосходные водители Гончаров и Стасевичрядовые андижанские шоферы — сговорились между собой, что ни при каких обстоятельствах не допустят разборки ма­шин. Автомобили шли впереди каравана и дожидались его на ночлегах. Препятствий было великое множество, и об этом походе дальше, в этой книге, я расскажу подробнее. 14 июля 1931 года обе машины в целости и исправности, самоходом пришли в Мургаб — впервые в истории Памира. Я присут­ствовал при великолепной, торжественной встрече, которая была организована населением Восточного Памира. Оба автомобиля остались здесь и успешно работали на Памире все лето и осень до закрытия перевалов.

Об этом мало кто знал. Газеты сообщили об этом в крат­ких заметках. А дело это было огромной важности.

Юдин и я наблюдали весь поход тех двух машин, в от­дельных местах сами оказывались их пассажирами и потому были убеждены в том, что и в наступившем году автомобили нашей экспедиции будут работать не хуже. Нам удалось на­стоять на своем, хлопоты, как и следовало ожидать, увенча­лись успехом. Мы получили с Горьковского завода шесть новеньких полуторатонных машин с запасными частями, с .солидными нарядами на горючее. Лучшие автомобилисты Москвы добивались чести стать водителями этих машин.