Профессор В.Палей


Банда


Басмачи

Памир

Нам надо было идти на Памир, и мы послали в Алай киргизов с поручением передать всем, чтобы нас не боялись, потому что хотя мы и идем с отрядом, но намерения у нас мирные и никого из бывших басмачей карать мы не собираемся...

links

ОРГАНИЗАЦИЯ ТКЭ Но прежде чём приступить к описанию двух моих первых памирских путешествий, в которых было много событий, не­обычных и неожиданных, я расскажу о том, как была орга­низована ТКЭ.

Перед тем мы запрашивали номер контокоррентного счета Маслова, для того чтоб перевести ему сорок тысяч рублей. Но был у завхоза Леонида Маслова старший рабочий Егор Маслов — мой старый знакомый по прошлым экспедициям на Памир, которого я пригласил на должность повара в ту экспедиционную группу, которую должен был вести на Па­мир сам. Этот Егор Маслов был опытнейшим экспедицион­ным рабочим. Тринадцать лет подряд, участвуя в различных научных экспедициях, ездил он по Памиру, Тянь-Шаню, Монголии и Кашгарии. Бывал во всяческих переделках, знал несколько восточных языков, был подлинным знатоком лоша­дей. Жил он в городе Караколе, недалеко от Кочкорки и Фрунзе, и потому я временно назначил его помощником к Леониду Ма слову.

Мы перевели на контокоррентный счет № 9 сорок тысяч рублей, но у меня тут же возникло сомнение в правильности телеграммы. Мы несколько раз проверяли ее, однако почтамт неизменно уверял нас, что наши сомнения напрасны.

Через неделю пришло письмо от Леонида Маслова с из­вещением о том, что в телеграмме вместо слова «номер» должно быть «помер» и что Егор Маслов умер девятого Числа, схватив воспаление легких после падений с автомо­биля в холодную горную реку.

Мне было искрение жаль Егора Маблбйа» он был пре­красным работником5 Верным товарищем, честным и хорошим человеком и совершенно неутомимым спутником В самых тя­желых странствиях Но гораМ...

Огромная работа велась в Оше и в Сталинабаде. Здесь создавались основные, как их называли, исходные, базы экспедиции. Маленький город Ош Киргизской республики, как и во всех прежних экспедициях на Памир, был пунктом, где нанимались караваны, — здесь были кадры проверенных длительными путешествиями караванщиков; сюда к 1932 го­ду была проведена железная дорога от станции Карасу, и потому естественно было основную базу для отрядов, от­правляющихся на Памир, создать, по примеру прошлых лет, именно здесь.

Маленький дом ошского агронома Кузьмы Яковлевича Жерденко, на берегу реки Ак-Бура, по традиции был пунк­том сбора всех сотрудников памирских экспедиций. В саду и на просторном дворе устанавливались палатки. Кладовая и кухня дома заполнялись экспедиционными грузами, — на этот раз грузов, однако, было столько, что они заняли огром­ную территорию вдоль всего берега реки Ак-Бура. Дом, сад я двор Жерденко были превращены в территорию стройки огромной базы. Здесь к приезду отрядов должны были выра­сти склады, столовая, контора, гараж, общежитие, конюшня, пекарня и мясосушилка. Жерденко, приглашенный в состав экспедиции на должность заведующего ошской базой, полу­чил распоряжение построить все за месяц.

В Сталинабаде опорного пункта не было. Через Сталин-абад должна была пройти почти половина отрядов южного и центрадьно-таджйкйстанского направления. Для организа­ции базы был арендован дом Тропического института, один из немногих крупных домов быстро строящейся молодой тад­жикской столицы. Сюда заведующим еталинабадской базой экспедиции был направлен ее парторг—человек твердого харак­тера, энергичный, прекрасный организатор. Он быстро создал базу и потом все лето планировал работу экспедиционных отрядов, выступивших в долины и горы из Сталинабада.