Профессор В.Палей


Банда


Басмачи

Памир

Нам надо было идти на Памир, и мы послали в Алай киргизов с поручением передать всем, чтобы нас не боялись, потому что хотя мы и идем с отрядом, но намерения у нас мирные и никого из бывших басмачей карать мы не собираемся...

links

ОРГАНИЗАЦИЯ ТКЭ Но прежде чём приступить к описанию двух моих первых памирских путешествий, в которых было много событий, не­обычных и неожиданных, я расскажу о том, как была орга­низована ТКЭ.

термических вагонах, о звездных хронометрах, о восстановлении разрушенных мостов на реке Мук-су, о тысяче лошадей, закупаемых на Тянь-Шане, о тысяче других полезных и нуж­ных вещей.

Вот входит геолог и предлагает новую идею: на всех ре­ках Памира поставить крупные работы по промывке зо­лота, — всюду, где его можно предполагать, а предполагать его можно всюду, потому что памирцы намывали золото в своих реках со времен глубочайшей древности и золотонос­ность памирских рек была известна еще Плинию. Геолог предлагает собрать местных жителей, — ведь все они опытны в этом деле, — расставить их в намеченных пунктах, дать каждой группе по одному специалисту и тут же, на самом Памире, установить походные лаборатории, чтобы сразу же делать количественные и качественные анализы. Тогда будет полное представление о всех месторождениях золота на Па­мире. Геолог говорит долго и убежденно, доказывает, увле­кается сам. Все сразу загораются этой идеей, подходят к шкафам, роются в книгах, перелистывают их, обсуждают детали,,.

Вот гляциологи рассказывают, как они будут строить на леднике Федченко высочайшую в мире обсерваторию. Идея великолепна, но почти фантастична: можно ли втащить на высоту почти в четыре с половиной километра над уровнем моря, по леднику, сотни тонн груза?

Вот А. Е. Ферсман... Но у Александра Евгеньевича идеи рождались пачками, и мы шутя называли его «фабрикой идей».

Кроме Москвы и Ленинграда, дело организации экспеди­ции творилось еще во многих городахСоюза.

В Баку, в Одессе, в Керчи, в Таганроге, в Куйбышеве (который тогда еще назывался Самарой) с фабрик, с заво­дов, с промыслов к вокзалам подъезжали автомашины. Гру­зились вагоны консервами, рыбой, копченостями, сапога­ми, — кто запомнит, чем еще? Вагоны шли в Москву или прямиком в Среднюю Азию.

В городах и селениях Средней Азии

А в Средней Азии работа кипела во многих местах.

В селении Кочкорка, недалеко от Фрунзе, в пределах Тянь-Шаня, заведующий хозяйственной частью Леонид Мас-лов,. участник нескольких экспедиций на Памир, всю свою жизнь проскитавшийся по среднеазиатским степям и горам, закупал лошадей киргизской горной породы. Не десятки, не сотни — лошадей нужна была тысяча, отборных, здоровых, выносливых. Им предстояло пройти больше пятисот километ­ров по горам до города Оша, где мы должны были распреде­лить их по отрядам. Вторую партию лошадей Маслов отправ­лял в вагонах до Сталииабада.

Я забрасывал Маслова тревожными телеграммами:
«Нам ничего не известно о лошадях. Сколько их? Сколько за них уплачено? Отправлены ли они в Ош самоходом? По какому маршруту? С каким сопровождением? Когда? Орга­низована ли их охрана? Когда будут в Оше? Какое нужно содействие? Нужно ли распоряжение о предоставлении ваго­ нов Турксибом

И Маслов в ответ слал «молнии»:

«Лошадей отправляю 247 зпт отряд семь человек зпт погонщиков двенадцать остаюсь дополучать маслов».

«Выступили нарына следуют курорт через перевал конвой добротряд сам остаюсь дополучать лошадей маслов». Однажды пришла «молния» странного содержания: «Сообщаю сотрудник маслов номер 9 лошадей принимаю сам маслов».