Профессор В.Палей


Банда


Басмачи

Памир

Нам надо было идти на Памир, и мы послали в Алай киргизов с поручением передать всем, чтобы нас не боялись, потому что хотя мы и идем с отрядом, но намерения у нас мирные и никого из бывших басмачей карать мы не собираемся...

links

МЫ ОТПРАВЛЯЕМСЯ НА ПАМИРВ Геологическом комитете. Год 1930-й

Видите ли, Василий Дементьевич... Экзотика тут ни причем. Но выбор этого объекта мне представляется рациональ­ным по следующим причинам... Я привык к высоким горам.
Я превосходно владею местными языками. Я уже не раз бывал там на студенческой практике вместе со знатоком Памира, моим учителем Дмитрием Васильевичем Наливкиным. Непо­средственное руководство такого авторитета, каким является он, дало мне, я смею надеяться, достаточные основы для пони­мания геологии этой страны. Объект этот, безусловно, заслу­живает внимания. Мало кто захочет туда поехать из-за его труднодоступности. Я туда еду охотно. А на Урал желающих и без меня наберется много.

Профессор Палей, дымя папиросой, быстро сообра­жал. И мысли его задерживались на следующих опорных точкахг «Хочет ехать, потому что никто больше там не работает. Тщеславие. Хочет обратить на себя внимание... Конечно, дру­гих причин нет. Но Памир действительно интересен. Юноша неопытен, но склонность к науке у него есть. Ну что ж! Дам ему маленький район, пусть составляет карту и собирает фауну...»

Я, Георгий Лазаревич, не против Памира. Ваше жела­ние ехать на Памир свидетельствует о вашей скромности, о том, что вы не гонитесь за большим и не ищете славы откры­вателя каких-нибудь колоссальных сырьевых богатств. У нас бывает: едва получил геолог самостоятельность, едва пух на крылышках показался, он уж и норовит в киты вылезти, от­крыть что-нибудь этакое особенное. А я скажу: сначала надо прокипеть в глубинах науки, набраться опыта, а уж потом про­славляться, как хочешь. Рад за вас, искренне рад. Если рас-предбюро спросит моего мнения, буду поддерживать. Вы, ко­нечно, возьмете задание по геолкарте?

Конечно, Василий Дементьевич... Не скрою, за большим не гонюсь. Значит, я могу рассчитывать на ваше содействие?

— Вполне.

Собеседники раскланялись: один с любезностью дипломата, другой — с подчеркнутой почтительностью. Профессор Палей направился дальше по людному коридору. Юдин свернул в од­ну из клетушек, над дверью которой чернела надпись: «>Рас-предбюро».

Георгий .Лазаревич Юдин, родившийся в городе Караколе, у озера Иссык-Куль, был горным жителем. Он обладал креп­ким здоровьем. Отец его, Лазарь Юдин, постоянно пребывав­ший под надзором полиции (за организацию забастовки при постройке Оренбург-Ташкентской железной дороги), отличался суровым нравом. Когда сын окончил школу второй ступени, отец дал ему на дорогу немного денег, хлеба и сказал:

— Иди. И учись..Будь, кем хочешь, но чтоб ты у меня был человеком. Каждый сам себя должен ставить на ноги.

И Георгий Юдин пошел пешком из Каракола в Ташкент. Пересек горы Тянь-Шаня, степи и реки. Поступил в Ташкент­ский университет. Стал геологом. Деньги за все эти годы зара­батывал себе сам.

Знающие его люди утверждали, что он обладал непреклон­ной волей, был расчетлив, сметлив, хитер и бесконечно само­уверен. Двадцати лет от роду он мог без видимого усилия