Профессор В.Палей


Банда


Басмачи

Памир

Нам надо было идти на Памир, и мы послали в Алай киргизов с поручением передать всем, чтобы нас не боялись, потому что хотя мы и идем с отрядом, но намерения у нас мирные и никого из бывших басмачей карать мы не собираемся...

links

МЫ ОТПРАВЛЯЕМСЯ НА ПАМИРВ Геологическом комитете. Год 1930-й

 

«...содержит spirifer radiatus sow и потому, почти наверное, представляет верхний силур, верхние горизонты...» Здесь тон­кие, с отливом синевы жилистые пальцы в последний раз на­давили на обшмыганную ручку пера, вывели мелкую, без вся­кого росчерка подпись: «Профессор В. Палей».

Определение фауны было закончено. До начала заседания оставался свободный час, который можно было использовать как угодно. Можно было спуститься вниз, во второй этаж, и проконсультировать работу картографов. Можно было пройти в библиотеку и спросить отчет XIII Геологического конгресса в Торонто, из которого давно нужно было выписать цифры под­счета запасов Домбровского угольного бассейна в Польше. На­конец можно было сходить в столовую, пообедать. В столовой, конечно, очередь. («Безобразие, хоть бы разные часы устано­вили для студентов и для профессорского состава», — подумал профессор Палей.) Коллекторы опять пристанут с расспросами. («Никакого самолюбия... Когда я был в их возрасте, я бы луч­ше лишний день просидел над книгами, а постыдился бы при­знаться старшим в своей неграмотности».) Библиотека? По­дождет. («В мое время профессоров не заставляли бегать по библиотекам из-за каждого пустяка. Только скажи, все выпи­шут, принесут на дом».)

Профессор Палей потер ладонью под столом онемевшее ко­лено. Хотел вытянуться, побаливала поясница, приятно было разогнуть спину. Он уперся руками в стол, чтобы отодвинуться вместе со стулом. Но позади стояли вьючные ящики, загромоздившие все пространство между профессорской спиной и гро­мадным застекленным книжным шкафом, и потому стул не сдвинулся с места.

Чортова теснота, — буркнул Палей и, облокотившись на стол, охватил ладонями серые, небритые щеки. Не поворачивая головы, он обвел утомленными глазами всю комнату и, зло усмехнувшись, задумался.

Закуток, где находился профессор Палей, впрочем, никак нельзя было считать комнатой. Громадное помещение с высо­ким потолком, с большими светлыми окнами было во всех направлениях перегорожено шкафами, примкнутыми один кдругому. Шкафы образовали узкие коридоры, в которые едва мог бы протиснуться человек, будь он объемов, хоть немного превышавших обычные. («Что делал бы тут старый Мушке­тов?» — подумал Палей о геологической знаменитости, извест­ной своей полнотой.) Коридоры соединяли между собой кро­хотные клетушки, в каждой из которых едва умещался стол с приставленным к нему стулом. У подоконников и во всех остающихся свободных местах громоздились простые и вьюч­ные ящики, наполненные неразобранными образцами с фау­ной — бесформенными грудами острых камней, завернутых вместе с этикетками в маленькие, помеченные номерами ме­шочки. Эта фауна годами свозилась сюда со всех концов Сред­ней Азии, и, конечно, профессор Палей мог бы скорее в ней разобраться, если б не был обременен, по меньшей мере, двумя